ГЛАВНАЯ arrow ПУБЛИКАЦИИ arrow Авторефераты arrow Быков И.А. Интернет как средство политической коммуникации: анализ российского опыта

Главное меню
ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
ГЛОССАРИЙ
ПУБЛИКАЦИИ
АНЕКТОДЫ
РЕКЛАМА
ССЫЛКИ
КОНТАКТЫ
УСЛУГИ
ПОИСК


Быков И.А. Интернет как средство политической коммуникации: анализ российского опыта Печать E-mail

 Быков И.А. Интернет как средство политической коммуникации: анализ российского опыта

 Автореферат дисс. на соиск. уч. степ. кандидата политических наук

 СПб., 2005

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. В результате фундаментальных экономических и социально-политических трансформаций, развернувшихся в конце XX века, значение коммуникаций вообще и политических в частности в современном обществе резко усилилось. Так, например, в современных демократиях имеет место долгосрочная тенденция преобразования парламентско-представительской системы в медиапредставительскую.1 Это связано как с падением интереса к политике со стороны гражданского общества, так и уменьшением объемов реального участия в политическом процессе. Поскольку «демократия является единственной формой политического строя, при котором политика обязана постоянно вступать в процесс коммуникации»,2 постольку политические системы демократических стран, испытывающие трудности с поддерживанием тесного контакта с гражданами при помощи традиционных политических институтов вроде партий и избирательных процедур, теперь все больше и больше внимания уделяют средствам массовой информации.

Увеличение значения политической коммуникации и изменение ее роли имеет место не только, как принято выражаться, в развитых странах, но и в странах с переходными политическими и экономическими системами.3 Более того, именно в этих странах «медиазависимость» политического процесса ставит под угрозу демократические и экономические реформы. Как считает А.И. Соловьев: «Особо сложное положение в этом плане наблюдается не в демократически и индустриально развитых обществах, а в странах переходных, в частности в России, где еще не достроена демократическая форма организации власти, основанная на идеологических способах символизации, но уже набирает вес иная политическая альтернатива – медиакратия».4

Появление Интернета, принципиально нового интерактивного средства массовой коммуникации, самым непосредственным образом способствовало повышению внимания к теме политической коммуникации. Первые опыты по применению интернет-технологий в политике, как средства предвыборной агитации и пропаганды, относятся к началу 90-х годов.5 В 1993 году было положено начало проникновению в киберпространство государственных структур. Именно в этом году в США появился первый официальный государственный интернет-сайт, принадлежащий Белому дому.6 Однако, несмотря на то, что политическая коммуникация в глобальной сети Интернет осуществляется относительно недавно, важность этого канала коммуникации становится все более и более неоспоримой.

Таким образом, высокая актуальность исследования связана с несколькими причинами. Во-первых, тема политических коммуникаций становится одной из самых перспективных для российской политической науки. В современной России по сравнению с советским периодом истории произошли радикальные перемены в области политических коммуникаций, что нашло выражение, как в изменении форм коммуникации, так и их направленности.

Во-вторых, Россия, также как и многие другие страны, переживает кризис традиционных политических коммуникаций, что проявляется, наряду с другими признаками, в низкой политической активности граждан. В условиях, когда избиратели все больше и больше удаляются от политической надстройки общества, состоящей из государственных органов, политических объединений и других политических структур, последние вынуждены использовать нетрадиционные методы коммуникаций, чтобы поддерживать связь с избирателями. Среди них не последнее место занимает Интернет.

В-третьих, Интернет в России получает все большее признание в качестве средства политической коммуникации, что требует своего, как и любой другой феномен политической жизни, теоретического анализа и оценки. Отметим, что в современной России наблюдается стабильное увеличение количества интернет-пользователей, и уже сегодня они составляют значительное количество избирателей. Так, по данным фонда «Общественное мнение» весной 2005 года количество интернет-пользователей в России составило 18,9 млн. человек, что составило 17% всего населения.7 При этом российский сектор Интернета (Рунет) насчитывает более 350 тысяч доменных имен, зарегистрированных в зоне RU,8 а также большое количество русскоязычных сайтов, зарегистрированных в других доменных пространствах.

Степень научной разработанности темы исследования. Среди основоположников исследований политической коммуникации можно назвать известнейшего представителя американской политической науки Г. Лассуэлла, который в период после первой мировой войны активно изучал феномен политической пропаганды.9 Считается, что Г. Лассуэлл был одним из основоположников концепции массовой коммуникации. Среди других известных ученых, принадлежавших к теоретикам массовой коммуникации, следует отметить таких авторов Г. Блумер, Д. Рисмен, С. Московичи, Х Ортега-И-Гассет и многих других.10

В послевоенное время были сформированы несколько теоретических школ политической коммуникации. К. Дейч и Д. Истон стали основоположниками кибернетического подхода и системного анализа в области политической коммуникации.11 Г. Алмонд и Дж. Коулман использовали достижения функционализма Т. Парсонса и Р. Мертона в сфере политической науки и политической коммуникации.12 Очень интересным продолжением функционализма стали исследования, получившие название теории модернизации. В рамках этой теории Л. Пай и У. Шрамм проводили серьезные исследования роли политической коммуникации в развивающихся странах и переходных политических режимах.13

Особенно следует выделить концепцию двухступенчатой (многоступенчатой) коммуникации, разработанную социологами знаменитой чикагской школы П. Лазарсфельдом, Е. Кацом, Б. Берельсоном, Х. Годе и другими. Данная концепция резко критикует подход массовой коммуникации, указывая на его недостаточное внимание к межличностным формам общения и влиянию малых групп на принятие политических решений. Очень важными также следует признать результаты социологических исследований этих ученых, в которых проводилось доскональное изучение степени влияния различных средств массовой коммуникации.14

Необходимо также выделить значение неомарксистского подхода в исследования политической коммуникации. Среди многочисленных последователей данного подхода наибольшую известность получили Т. Адорно, М. Хоркхаймер, Г. Маркузе и Г. Шиллер.15 Кроме того, к ним можно отнести одного из самых авторитетных современных ученых в области политической коммуникации Ю. Хабермаса, которого вслед за М. Хоркхаймером и Г. Маркузе можно также отнести к крупнейшим представителям Франкфуртской школы.16

Самое непосредственное влияние на современные исследования политической коммуникации оказала концепция информационного общества, созданная коллективными усилиями таких авторов, как Д. Белл, З. Бжезинский, М. Маклюэн, И. Масуда, А. Тоффлер, Дж. Несбит, М. Кастельс, Ф. Уэбстер и многих других.17 Согласно этой теории, современное общество, в отличие от индустриального, характеризуется в первую очередь процессами, направленными на производство информации, обменом информацией и ее потреблением. Очевидно, что в таком обществе роль и значение средств коммуникации сложно переоценить.

Необходимо также отметить влияние теоретического подхода, отводящего средству коммуникации центральную роль в процессах социальной коммуникации. Поскольку большинство теоретиков этого направления работали в городе Торонто в Канаде, постольку очень часто этот подход ассоциируется с названием этого города, а данное направление исследований коммуникации получило название «торонтской школы». Основателем этого подхода считается Г. Иннис, а одним из известнейших представителей – М. Маклюэн, которому принадлежит известное изречение, выражающее квинтэссенцию этого подхода: «средство коммуникации есть сообщение».18 Согласно этому подходу, средства коммуникации способствуют определенным видам политической коммуникации и препятствуют другим. Таким образом, появление новых средств массовой коммуникации способно самым решительным образом повлиять на протекание политических процессов и даже привести к изменению политической системы общества.

Подход представителей торонтской школы представляется весьма интересным, поскольку позволяет провести четкую грань между понятиями канал коммуникации и средство коммуникации. Термин «коммуникационный канал» употребляется чаще всего «в двух значениях: 1) комплекс средств связи между источником и приемником информации – телефонных, радиовещательных, телетрансляционных и др.; 2) полоса частот, время передачи и иные эфирные ресурсы, выделяемые в системах связи для передачи сообщений».19 Каналы коммуникации представляют собой линии связи (контакта), по которой сообщение (информация) движется от коммуниканта к реципиенту. Коммуникационные каналы предстают материальной стороной социально-политической коммуникации. Таким образом, термин «канал коммуникации» употребляется для определения физического носителя и передатчика информации.

Понятие «средство коммуникации» шире понятия «коммуникационного канала».20 Оно включает в себя как каналы коммуникации, так и их социальное окружение, проявляющееся во влиянии общества на изобретение, создание и использование тех или иных технических способов передачи информации, а также последующее влияние каналов коммуникации на общество. Семантическое различие между русскими словами «канал коммуникации» и «средство коммуникации» очень близко к различию между английскими словосочетаниями «channels of communications» и «media».21 Именно поэтому в данном исследовании вслед за представителями торонтской школы коммуникации предпочтение отдается термину средства коммуникации.

К современным исследованиям в области политической коммуникации вообще и в области сетевых политических коммуникаций в частности следует отнести труды Д. Граббер, Р. Девиса, Р. Дейберта, С. Каннингэма, Д. Мервина, Б. Ньюмена, В. Ноймана, А. Портера, О. Яррена, и многих других.22 Таким образом, исследуемая тема вызывает повышенный интерес за рубежом, как с практической, так и с теоретической точек зрения.

В советский период отечественной истории, в рамках марксистско-ленинского подхода, существовали достаточно серьезные научные разработки, посвященные проблемам политических коммуникаций в современном обществе. Несмотря на критическое восприятие западных концепций, отечественные социологи и обществоведы сделали большой задел в этой области. К одним из самых известных авторов в этой области можно отнести Г.К. Ашина, Б.А. Грушина, П.С. Гуревича, О.А. Феофанова и др.23

С другой стороны, относительно короткий исторический период развития Интернета и использования его в качестве средства политической коммуникации в России привел к тому, что этой теме посвящено относительно немного серьезных монографических исследований. Среди отечественных монографий, где, так или иначе, затрагивается тема политических коммуникаций в глобальной сети Интернет, следует выделить работы Т. П. Ворониной, М.Н. Грачова, В.Л. Иноземцева, И.В. Кравченко, И.С. Мелюхина, В.П. Терина и некоторых других авторов.24 Однако следует отметить, что данные монографии имеют лишь частичное отношение к интернет-коммуникациям, рассматривая их как один из элементов коммуникативной системы информационного общества.

Необходимо также отметить несколько работ таких отечественных исследователей, как М.С. Вершинин, В.И. Василенко, Л.А. Василенко, Ю.А. Нисневич, Б.В. Кристального, Ю.В. Травкина и других.25 К сожалению, указанные работы носят учебный или публицистический характер. Таким образом, следует отметить, что по теме политических интернет-технологий существует определенный дефицит научной монографической литературы.

С другой стороны, по теме политических интернет-технологий и политических коммуникаций в отечественных научных журналах опубликовано довольно много работ таких авторов, как А.И. Соловьев, В.А. Ачкасова, С. Комаровский, М. Мараховская, М. Павлютенкова, Д.Н. Песков и многих других.26

В последние годы по теме политических и сетевых коммуникаций происходит относительно интенсивная научная работа в области защиты диссертаций. Однако следует признать, что большинство из них исследует Интернет либо с точки зрения социологии, психологии, журналистики, либо имеет отношение к другим сферам теории политической коммуникации. Фактически непосредственное отношение к заявленной теме имеет лишь работа А.В. Чугунова.27 Тем не менее, среди защищенных в России диссертаций, следует отметить работы, имеющие косвенное отношение к заявленной теме, таких авторов, как Л.Р. Посикера, Н.В. Арутюнова, А.С. Биккулов, Т.А. Мешкова, Е.Н. Ахметшина, и других авторов.28

Однако, при всем внимании, уделяемом в последнее время в России политическим коммуникациям в глобальной сети Интернет, данная тема в силу новизны и неоднозначности происходящих процессов продолжает оставаться недостаточно исследованной. Кроме того, следует признать, что в области исследований сетевых политических коммуникаций присутствует мозаичность и разобщенность усилий российских исследователей.29

Предметом исследования является политическая коммуникация в российском сегменте глобальной сети Интернет.

Основной целью диссертационного исследования является анализ места и роли глобальной сети Интернет как средства политической коммуникации в России. Для достижения основной цели следует решить следующие задачи:

- выявить основные методологические подходы в теории политической коммуникации, в которых рассматривается проблема влияния средств коммуникации на политическую сферу;

- исследовать современные концепции, формы и методы политической коммуникации в сети Интернет;

- проанализировать историю и специфику использования интернет-технологий в качестве средства политической коммуникации в России;

- оценить проблемы и перспективы создания «электронного правительства» в современной России.

Теоретико-методологической основой исследования, несмотря на многообразие современных методологических подходов к изучению сущности политических процессов вообще и политической коммуникации в частности,30 стал функционализм как базовая теория, а также теории информационного общества и двухступенчатой (многоступенчатой) коммуникации как теории среднего уровня. Основными методами исследования являются общенаучные принципы системного, сравнительного и исторического анализа.

Эмпирической основой исследования послужили вторичные данные, к которым относятся результаты международных и российских исследований Интернета, проводимых различными организациями. Среди них следует отметить научно-исследовательские центры КОМКОН-231, «Мониторинг.Ру»32, социологическую службу «Фонд общественного мнения»33, «Региональный общественный центр интернет-технологий» (РОЦИТ)34, НИС Страна.Ру35 и другие. Кроме того, можно выделить исследование, подготовленное сотрудниками Института Развития Информационного Общества в 2001 году, «Готовность России к информационному обществу. Оценка возможностей и потребностей широкомасштабного использования информационно-коммуникационных технологий».36 Также качественному анализу подвергались законодательные акты и концепции, затрагивающие вопросы регулирования политической коммуникации в Интернете.

Научная новизна диссертационной работы определяется самой постановкой проблемы, а также полученными результатами. Элементы новизны заключаются в следующем:

  1. Интернет рассматривался в качестве средства политической коммуникации, характеризующегося, в первую очередь, политико-информационной составляющей.

  2. Разработаны теоретические основы исследования Интернета как средства политической коммуникации.

  3. Предпринята попытка исследовать и оценить роль и значение Интернета в политическом процессе современной России.

  4. Исследована проблема создания электронного правительства в современной России.

  5. Введен в научный оборот значительный объем информации по теме исследования на иностранном языке.

Основные положения, выносимые на защиту. В результате проведенного исследования, были разработаны следующие положения, выносимые на защиту:

  1. Одним из наиболее востребованных в российских условиях теоретических подходов исследования Интернета как средства политической коммуникации, является теория двухступенчатой (многоступенчатой) коммуникации.

  2. Интернет является одним из самых перспективных направлений развития политической коммуникации в современном обществе как в качестве средства обеспечения политического процесса, так и в качестве инструмента создания «электронного правительства». При этом в данном исследовании предпочтение отдается термину «электронное правительство» перед термином «электронная демократия» ввиду внутренней противоречивости последнего.

  3. В современной России Интернет используется в качестве вспомогательного средства политической коммуникации ввиду серьезных ограничений. С одной стороны, ограничения связаны с фундаментальными характеристиками российской интернет-аудитории. С другой стороны, одной из основных преград в широком распространении интернет-технологий в России является сложившийся стереотип Интернета, как легкодоступного средства размещения непроверенной информации или компрометирующих данных.

  4. «Электронное правительство» в современной России присутствует лишь в виде разрозненных элементов. С одной стороны, это связано с отсутствием единой программы формирования информационного общества в России. С другой стороны, огромное сопротивление оказывает бюрократический аппарат, не заинтересованный в проведении масштабных государственных реформ. В этих условиях наиболее востребованной оказывается функция позиционирования органов государственной власти в средствах массовой информации.

Теоретическая и практическая значимость исследования обусловлена тем, что автором проанализирован и систематизирован большой объем литературы по заданной тематике, выявлена роль и место Интернета как средства политической коммуникации в современной России, а результаты работы могут быть использованы при разработке общих и специальных курсов лекций по политологии и политической коммуникации. Более того, сделанные в ходе исследования выводы могут использоваться в качестве рекомендаций для улучшения работы государственных органов и общественно-политических организаций России в области осуществления политических коммуникаций.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы нашли отражение в публикациях и выступлениях на научных конференциях различного уровня, а именно: II Всероссийской научно-практической конференции «PR-технологии в информационном обществе» (10-12 ноября 2004 г., Санкт-Петербург, СПб ГПУ), 56-й научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов Санкт-Петербургского Государственного университета телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича (27-31 января 2003 г., Санкт-Петербург, СПб ГУТ), 55-й научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов Санкт-Петербургского Государственного университета телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича (27-31 января 2004 г., Санкт-Петербург, СПб ГУТ), Международной научной конференции «Информация – Коммуникация – Общество» (11-12 ноября 2003 г. Санкт-Петербург, ЛЭТИ), Международной научно-практической конференции «Public Relations – наука, образование, профессия» (17 апреля 2003 г., Санкт-Петербург, ЛЭТИ), Межвузовской научно-практической конференции «СМИ в современном мире» (24-25 апреля 2002 г., Санкт-Петербург, СПбГУ), Научно-общественном форуме «Формирование гражданского общества как национальная идея России XXI века» (14-16 декабря 2000, Санкт-Петербург, СПбГУ).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры Международных политических процессов философского факультета СПбГУ.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих 4 параграфа, заключения, списка использованной литературы. Работа представлена на 189 страницах, список использованной литературы состоит из 440 названий.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень разработанности темы диссертации, формулируются цели и задачи, определяются объект, предмет исследования, излагаются теоретико-методологические исследования, характеризуется эмпирическая база исследования, раскрывается его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе, «Методологические основы исследования современных средств политической коммуникации», выделяются исходные теоретические подходы, используемые в дальнейшем при анализе политической коммуникации в российском сегменте глобальной сети Интернет, формируется методологическая база для последующего анализа, а также определяется роль и значение Интернета в системе средств политической коммуникации.

В первом параграфе, «Теория политической коммуникации в контексте становления информационного общества», осуществлен анализ основных подходов к исследованию средств политической коммуникации, рассмотрена специфика тех подходов, которые в той или иной степени затрагивают проблемы средств политической коммуникации. Концепция массовой коммуникации, восходящая к идеям Г. Лассуэлла и Г. Блумлера, и в наши дни находит свое отражение, в частности, в виде широко известного понятия средства массовой информации. Однако данная концепция не может быть использована для анализа сетевых политических коммуникаций, так как она противоречит специфике Интернета как средства коммуникации. Согласно этой концепции пользователи Интернета должны пассивно воспринимать информацию и не иметь возможности общаться друг с другом. В то время как на самом деле основными характеристиками Интернета являются интерактивность и возможность горизонтальной коммуникации между пользователями.

Особенно следует выделить подход торонтской школы, старающийся оценить привносимые средствами коммуникации социально-политические эффекты. Таким образом, данный подход позволяет отделить техническую и политико-социальную составляющую новых технологий. Однако, по мнению Р. Дейберта, современного представителя школы, Интернет скорее создает предпосылки для развития глобального гражданского общества и, таким образом, в большей степени подходит для анализа международной политической коммуникации.37

Также в данном параграфе рассматриваются такие теоретические подходы, как функционализм, неомарксизм, теория модернизации и, конечно же, теория информационного общества, ставшая одной из методологических основ нашего исследования. Немаловажное значение для анализа политической коммуникации в глобальной сети Интернет представляет теория двухступенчатой (многоступенчатой) коммуникации, которая до сих пор остается на вооружении специалистов по политическим коммуникациям при проведении политических кампаний, в том числе и в Интернете.

Во втором параграфе, «Концепции, формы и методы политической коммуникации в сети Интернет», анализируется роль Интернета как средства политической коммуникации. В данном параграфе даны основные характеристики Интернета как коммуникационной среды, которые с одной стороны, включают как позитивные черты (доступность, интерактивность, высокая скорость передачи информации, возможности нелинейного поиска и хранения информации), так и негативные особенности (слабая достоверность информации, анонимность, злонамеренное искажение информации).

Далее, проводится анализ Интернета в качестве СМИ, инструмента политических кампаний и среды создания электронного правительства. В параграфе отмечается, что интернет-СМИ обладают целым рядом значительных преимуществ перед традиционными каналами массовой коммуникации, заключающимся, в самых общих чертах, в следующих параметрах: дешевизна, доступность, быстрота, интерактивность, глобальность, избирательность и др. Появление сетевых СМИ привело к значительному изменению стиля политической журналистики и появлению, так называемой, журналистики в стиле «он-лайн».38 В параграфе также анализируются не только очевидные достоинства интернет-СМИ, но и их недостатки. Отмечается, что интернет-СМИ являются наиболее распространенным источником политической информации в сети.

Политические кампании в Интернете, в основном, проводятся во время избирательных кампаний и обладают целым рядом преимуществ перед другими видами политических кампаний. В первую очередь они связаны с возможностью интерактивного общения с избирателями, политическими активистами, средствами массовой коммуникации и другими целевыми аудиториями. Кроме того, они позволяют использовать дополнительные инструменты политического влияния: сбор средств, вербовка новых членов, проведение опросов, осуществление рекламных политических кампаний и т.п.

Появление Интернета во многом способствовало воплощению в жизнь различных программ по созданию «электронных правительств» во многих странах мира. Необходимо отметить, что «электронное правительство» может быть реализовано разными политическими режимами: как демократическими, так и авторитарными. Тем не менее, в качестве продолжения программы «электронного правительства» анализируется, получившая широкое распространение в научных и политических кругах, концепция «электронной демократии». Данная концепция представлена как в виде «прямой демократии», так и в виде «коммунитарной демократии». По мнению теоретиков электронной демократии, широкое использование телематических средств коммуникации, вообще, и Интернета, в частности, само по себе обеспечивает появление демократического режима нового типа. Однако концепция «электронной демократии» подверглась убедительной критике сразу по нескольким параметрам. Одним из самых важных противовесов реализации концепции «электронной демократии» является тот факт, что политические институты современной представительной демократии с успехом используют Интернет в качестве средства политической коммуникации и тем самым сохраняют свое влияние.

Вторая глава, «Анализ развития Интернета как средства политической коммуникации в современной России», посвящена анализу развития политических проектов в рамках политического процесса современной России (первый параграф), а также исследование разработки и внедрения интернет-стратегий органами государственной власти (второй параграф). Кроме того, проводится сравнительный анализ российского опыта использования Интернета как средства политической коммуникации государственными и общественно-политическими структурами.

В первом параграфе, «Развитие российских политических проектов в сети Интернет», изучается роль Интернета как средства политической коммуникации в политическом процессе современной России. При этом особенно подчеркивается, что российский сценарий развития Интернета отличался от общемирового: Интернет в России был сначала востребован в качестве медиа-политического средства коммуникации, а уже потом в качестве прибыльных бизнес-проектов. Время расцвета политической коммуникации в Рунете, связанное с ожесточенной борьбой за власть, относится к периоду 1999-2000 годов. В последующие годы Интернет играл менее заметную роль, что связано с формированием устойчивой медиа-политической системы. Таким образом, наш анализ позволяет выделить четыре этапа развития политической коммуникации в Рунете:

- начальный (1990-1993 годы);

- столичный (1994-1997 годы);

- региональный (1998-2001);

- современный (2002-по н.в.).

В параграфе подробно исследуется структура политического Рунета, в котором ведущую роль, как и во многих других странах, играют интернет-СМИ, являющиеся основными поставщиками политической информации. Кроме того, самым пристальным образом сравниваются информационные ресурсы общественно-политических организаций, политических партий и лидеров. Отмечается, что виртуальный ландшафт политического Рунета в значительной степени отличается от реального расклада политических сил. Наиболее ярко в сети представлены движения и политические лидеры право-либеральной ориентации. В частности следует выделить влияние Б. Немцова, ставшего первым политиком федерального уровня, обратившим внимание всей страны на новую форму политической коммуникации. Раскрываются объективные, субъективные и исторические причины такой ситуации.

Отдельной темой в параграфе исследуется вопрос использования интернет-технологий в избирательных кампаниях 1999-2000 годов, в которых одну из ведущих ролей играл Фонд Эффективной Политики под руководством Г. Павловского и М. Литвинович. В эти годы ФЭП был настолько активным игроком на рынке политических интернет-технологий, что создавалась ситуация практически полной монополизации сетевого информационного пространства.39 Также именно в этот период наиболее востребованными технологиями оказались негативные кампании, основанные на распространении в сети компромата, создании сайтов-двойников, публикации результатов опросов «exit-pools» в день голосования и т.д. Подчеркивается то обстоятельство, что в основе таких практических технологий находится концепция двухступенчатой (многоступенчатой) коммуникации, оказавшаяся наиболее востребованной в российских условиях.40

Во втором параграфе, «Интернет-стратегии органов государственной власти Российской Федерации», проводится анализ состояния дел в области создания «электронного правительства» в современной России. Подчеркивается тот факт, что этапы развития интернет-стратегий органов государственной власти в России в общих чертах повторяют этапы развития коммуникативных проектов общественно-политических сил России. Отмечаются как положительные, так и отрицательные моменты в этом процессе. Среди позитивных факторов следует отметить наличие государственных программ федерального и регионального уровня,41 а также важных для сферы электронной коммерции законов.42 С другой стороны, отмечается недостаточность такого рода программ и законодательных актов.

В параграфе выделяются причины невысокого уровня реализации программы «электронного правительства» в России. Существующее сопротивление реформе государственного управления объясняется неразвитостью институтов гражданского общества, демократических процедур и борьбой различных ведомств за контроль над этой программой. Среди положительных моментов выделяется достаточно развитая функция сетевых медиарилейшнз федеральных органов власти, а также некоторых субъектов РФ. При этом очевидно, что политические интернет-стратегии органов государственной власти основываются на концепции двухступенчатой коммуникации.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются его результаты, формулируются выводы, выделяются перспективные направления изучения данной проблемы, а также прогнозируется активизация использования интернет-технологий в российской политике во время избирательного цикла 2007-2008 годов. Данный прогноз основывается на постепенном увеличении количества интернет-пользователей до уровня, сопоставимого с другими СМИ. С другой стороны, очевидно, что Интернет в условиях монополизации других электронных становится практически единственным источником альтернативной политической информации. Кроме того, нельзя не учитывать высокую вероятность появления вслед за ФЭП других серьезных участников сетевых политических технологий.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

  1. Быков И.А. Интернет-технологии в связях с общественностью // Связи с общественностью как социальная инженерия: учебное пособие / Под ред. В.А. Ачкасовой, Л.В. Володиной. СПб.: Речь, 2005. С. 232-246.

  2. Быков И.А. Медиарилейшнз в стиле он-лайн // Петербургская школа PR: от теории к практике. Вып. 3: Сб. статей / Отв. ред. А.Д. Кривоносов. – СПб.: Роза мира, 2005. С. 24-39.

  3. Быков И.А. Рецензия на книгу Ф. Уэбстера «Теории информационного общества» // Журнал социологии и социальной антропологии. 2004. Том. VII. № 4. С. 213-214.

  4. Быков И.А. Политическая коммуникация в российском сегменте глобальной сети Интернет: Проект контент-аналитического исследования // PR-технологии в информационном обществе: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 10-12 ноября 2004 г. СПб.: Изд-во Политехнического университета, 2004.

  5. Быков И.А. Интернет-технологии как инструмент конструирования имиджа политического лидера // Материалы 56-й научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов, Санкт-Петербург, 27-31 января 2003 г. СПб.: СПб ГУТ, 2004.

  6. Быков И.А. Искажение образа человека в киберпространстве. // Материалы 55-й научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов, Санкт-Петербург, 27-31 января 2003 г. СПб.: СПб ГУТ, 2003.

  7. Быков И.А. Политическая коммуникация в условиях «управляемой демократии»: сопутствующие эффекты и перспективы развития. // Информация – Коммуникация – Общество (ИКО – 2003): Тезисы докладов и выступлений Международной научной конференции. Санкт-Петербург, 11-12 ноября 2003 г. СПб.: СПб ГЭТУ, 2003.

  8. Быков И.А. Роль информационных технологий при подготовке специалистов по связям с общественностью. // Public Relations – наука, образование, профессия: Тезисы докладов Международной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 17 апреля 2003 г. СПб.: СПб ГЭТУ, 2003.

  9. Быков И.А. Политические партии и движения. // Политология: учебно-методическое пособие. / Отв. ред. проф. В.П. Милецкий. СПб.: СПбГУТ, 2002.

  10. Быков И.А. Политические отношения и процессы. // Политология: учебно-методическое пособие. / Отв. ред. проф. В.П. Милецкий. СПб.: СПб ГУТ, 2002.

  11. Быков И.А. Интернет-журналистика: специфика и перспективы развития. // СМИ в современном мире. Материалы межвузовской научно-практической конференции (24-25 апреля 2002 г.) / Под ред. В.И. Конькова. СПб.: СПб ГУ, 2002.

  12. Быков И.А. Политические партии и гражданское общество в современной России // Формирование гражданского общества как национальная идея России XXI века. Материалы к научно-общественному форуму (14-16 декабря 2000). / Под ред. проф. В.Г. Марахова. СПб.: СПб ГУ, 2000.

  13. Быков И.А. Связи с общественностью в деятельности политических партий: опыт современной России. // Связи с общественностью в политике: учебное пособие. СПб.: СПб ГУТ, 2000.

1 См., подробнее: Сарчинелли У. Старые СМИ – новые СМИ. К вопросу об отношениях между журналистикой и политикой // Актуальные проблемы Европы. Средства массовой информации и демократия в современном мире: Сб. статей и рефератов. М.: РАН ИНИОН, 2002. С. 38-45.

2 Там же, С. 39.

3 См., подробнее: Соловьев А.И. Политический дискурс медиакратий: проблемы информационной эпохи // Полис. 2004. № 2. С. 124-132.

4 Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации // Полис. 2002. № 3. С. 11.

5 Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. М.: Издательство Михайлова, 2001. С. 109.

6 Василенко В.И., Василенко Л.А. Интернет в системе государственной службы. М.: РАГС, 1998. С. 44.

7 Опросы «Интернет в России». Фонд общественного мнения. Выпуск 11. Весна. 2005. http://bd.fom.ru/report/map/o051101. С. 2.

8 Статистические и информационно-аналитические исследования состояния и основных тенденций развития инфраструктуры российского сегмента Интернета. Выпуск 2. Хостинг сквозь призму DNS. 27 июня 2005 г. Региональный сетевой информационный центр (RU-CENTER) www.nic.ru

9 Lasswell H.D. The Theory of Political Propaganda // Reader in Public Opinion and Communication. / Ed. by B. Berelson and M. Janowitz. Glencoe: Free Press, 1953. P. 176-180.

10 Blumer H. The Mass, the Public, and Public Opinion // Reader in Public Opinion and Communication. / Ed. by B. Berelson and M. Janowitz. Glencoe: Free Press, 1953; Riesman D. The Lonely Crowd: A Study of the Changing American Character. New Haven: Yale University Press, 1965; Московичи С. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. М.: Центр психологии и психотерапии, 1996; Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Ортега-и-Гассет Х. Избранные труды. М.: Издательство «Весь мир», 1991.

11 Deutsch K. Nationalism and Social Communication: An Inquiry into the Formation of Nationality. N.Y.: The Massachusetts Institute of Technology, 1953; Deutsch K. The Nerves of Government: Models of Political Communication and Control. N.Y.: Free Press, 1966; Easton D. A Framework for Political Analysis. Chicago: The University of Chicago Press, 1979.

12 Politics of the Developing Areas. / Ed. by G.A. Almond, J.S. Coleman. Princeton: Princeton University Press, 1960.

13 Communications and Political Development / Ed. by L.W. Pye. Princeton: Princeton University Press, 1967; Schramm W. Mass Media and National Development: The Role of Information in the Developing Countries. Stanford: Stanford University Press, 1964.

14 Berelson B.R., Lazarsfeld P.F., McPhee W.W. Voting: A Study of Opinion Formation in a Presidential Campaign. 6th impr. Chicago: University of Chicago Press, 1968; Lazarsfeld P., Berelson B., Gaudet H. The People’s Choice: How the Voter Makes up his Mind in a Presidential Campaign. Third Edition. N.Y.: Columbia University Press, 1968; Katz E., Lazarsfeld P. Personal Influence: The Part Played by People in the Flow of Mass Communications. Clincoe: Free Press, 1955.

15 Adorno T., Horkheimer M. Dialectic of Enlightenment. N.Y.: Continuum, 1988; Маркузе Г. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества. М.: REFL-book, 1994; Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М.: Мысль, 1980.

16 Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории. СПб.: Наука, 2001; Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М., 1995; Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб, 2000; Habermas J. Communication and the Evolution of Society. Boston: Beacon Press, 1976; Habermas J. The Structure Transformation of the Public Sphere. Cambridge: Polity Press, 1989.

17 Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования. М.: Academia, 1999; Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе / Сост. и вступ. ст. П.С. Гуревича. М.: Прогресс, 1986; Турен А. От обмена к коммуникации: рождение программированного общества // Новая технократическая волна на Западе. / Сост. и вступ. ст. П.С. Гуревича. М.: Прогресс, 1986. С. 410-430; Тоффлер Э. Третья волна. М.: АСТ, 1999; Тоффлер А. Футурошок. СПб.: Лань, 1997; Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М.: Аспект Пресс, 2004; Нэсбитт Дж., Эбурдин П. Что нас ждет в 90-е годы: Мегатенденции. Год 2000. М.: Республика, 1992; Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000; Masuda I. The Information Society as Post-Industrial Society. Washington, 1983.

18 Innis H.A. Empire and Communications. Oxford: The Cladendon Press, 1950; Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. М.: КАНОН-Пресс-Ц, 2003. McLuhan M. The Gutenberg Galaxy: The Making of Typographic Man. N.Y., 1962; McLuhan M. Understanding Media: The Extensions of Man. N.Y., 1964; McLuhan M., Fiore Q. The Medium is the Message: An Inventory of Effects. N.Y., 1967.

19 Землянова Л.М. Зарубежная коммуникативистика в преддверии информационного общества: Толковый словарь терминов и концепций. М.: МГУ, 1999. С. 118.

20 О социальных «корнях» технологий вообще и телекоммуникаций в частности см.: Sclove R.E. Democracy and Technology. N.Y.: The Guilford Press, 1995.

21 Для российской аудитории наиболее известным термином является термин «mass media» (множественное число – И.Б.), который либо дается без перевода, либо переводится как «средства массовой информации», хотя правильнее было бы говорить о средствах массовой коммуникации.

22 Девис Р. Сеть политики: влияние Интернета на американскую политическую систему // Актуальные проблемы Европы. Средства массовой информации и демократия в современном мире: Сб. статей и рефератов. М.: РАН ИНИОН, 2002. С. 132-144.; Каннингэм С., Портер А. Сетевые средства связи: двенадцать способов изменить нашу жизнь // Впереди XXI век: перспективы, прогнозы, футурологи. Антология современной классической прогностики. 1952-1999. М.: Academia, 2000. С. 95-101; Мервин Д. Средства массовой информации и демократия в США // Актуальные проблемы Европы. Средства массовой информации и демократия в современном мире: Сб. статей и рефератов. М.: РАН ИНИОН, 2002. С. 46-63; Deibert R.J. Parchment, Printing and Hypermedia: Communications in World Order Transformation. N.Y.: Columbia University Press, 1997; Graber D.A. Processing Politics: Learning from Television in the Internet Age. Chicago: The University of Chicago Press, 2001; Neuman W.R. The Paradox of Mass Politics: Knowledge and Opinion in the American Electorate. Cambridge: Harvard University Press, 1986; Newman B.I. The Mass Marketing of Politics: Democracy in an Age of Manufactured Images. Thousand Oaks: SAGE Publications, 1999.

23 См., например: Ашин Г.К. Доктрина «Массового общества». М.: Политиздат, 1971; Гуревич П.С. Буржуазная пропаганда в поисках теоретического обоснования. М.: Политиздат, 1978; Феофанов О.А. США: реклама и общество. М.: Мысль, 1974; Массовая информация в советском промышленном городе: Опыт комплексного социологического исследования / Под общ. ред. Б.А. Грушина, Л.А. Оникова. М.: Политиздат, 1980.

24 Мелюхин И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. М., 1999; Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация: Наличествующие предпосылки и возможные последствия пост-экономической революции. М., 1999; Воронина Т.П. Информационное общество: сущность, черты, проблемы. М., 1995; Терин В.П. Массовая коммуникация: социо-культурные аспекты политического воздействия: исследование опыта Запада. М.: Издательство Института социологии, 1999; Грачев М.Н. Политика. Политическая система. Политическая коммуникация. М.: НОУ МЭЛИ, 1999; Кравченко И.В. Власть и коммуникация: проблемы взаимодействия в информационном обществе. СПб.: Издательство СПбГУЭФ, 2003.

25 Вершинин М.С. Указ. соч.; Василенко В.И., Василенко Л.И. Указ. соч.; Чугунов А.В. Социология Интернета: Социально-политические ориентации российской Интернет-аудитории. СПб., 2002; Нисневич Ю.А. Информатизация и власть. М., 2000; Кристальный Б.В., Травкин Ю.В. Электронное правительство. Опыт США. М.: Эко-Трендз, 2003; Успенский И.В. Интернет как инструмент маркетинга. СПб., 1999.

26 Ачкасова В.А., Чугунов А.В. Регионализация: политика и информационные технологии // Социс. 1994. № 4. С. 71-77; Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации // Полис. 2002. № 3. С. 5-18; Комаровский С., Мараховская М. Интернет – новая избирательная технология? // Советник. 2001. № 3. С. 8-11; Песков Д.Н. Интернет в российской политике: утопия и реальность // Полис. 2002. № 1. С. 31-45; Чугунов А.В. Перспективы развития в России «информационного общества» (Социальный портрет российской интернет-аудитории по данным социологических опросов) // Полис. 2002. № 5; Павлютенкова М. Новые информационные технологии в современном политическом процессе // Власть. 2000. № 8. С. 38-43.

27 Чугунов А.В. Политика и Интернет: политическая коммуникация в условиях развития современных информационных технологий. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. СПб., 2000

28 Бондаренко С.В. Социальная структура виртуальных сетевых сообществ. Автореферат диссертации на соискание степени доктора социологических наук. Ростов-на-Дону, 2004; Мешкова Т.А. Безопасность в условиях глобальной информатизации: новые вызовы и новые возможности. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. М., 2003; Арутюнова Н.В. Новостная (событийная) информация на телевидении как инструмент политического влияния на общественное мнение. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. М., 2003; Биккулов А.С. Интернет как средство массовой коммуникации. Автореферат на соискание ученой степени кандидата социологических наук. СПб., 2003; Ахметшина Е.Н. Интернет-PR органов государственного управления. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук. Казань, 2004; Посикера Л.Р. Политическая коммуникация в условиях избирательной кампании: анализ концепций и технологий. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. М., 1994.

29 Тимофеева Л.Н., Лобза Е.В. Политическая коммуникация, открытая заново // Политическая коммуникация в постсоветской России: проблемы формирования и парадигмы развития. Материалы секции «Политическая коммуникация» Третьего всероссийского конгресса политологов. 28-29 апреля 2003 г. / Под общ. ред. Л.Н. Тимофеевой, Е.В. Лобзы. М.: Республиканская типография, 2003

30 Ситуация отсутствия единой методологии в современной политической науке хорошо описана в работе: Истон Д. Политическая наука в Соединенных штатах: прошлое и настоящее // Современная сравнительная политология. Хрестоматия. М.: МОНФ, 1997.

31 «КОМКОН-2», Официальный сайт // www.comcon-2.ru

32 «Мониторинг.Ру», Официальный сайт // www.monitoring.ru

33 Фонд общественного мнения // www.fom.ru

34 РОЦИТ// www.rocit.ru

35 www.internet.strana.ru

36 Готовность России к информационному обществу. Оценка возможностей и потребностей широкомасштабного использования информационно-коммуникационных технологий. / Под ред. Т.В.Ершовой. М.: Изд-во ИРИО, 2001

37 Deibert R.J. Op. cit. P. 157.

38 Рэддик Р., Кинг Э. Журналистика в стиле он-лайн: использование Internet и других электронных ресурсов. М., 1999.

39 Самаркина И.В. Интернет для политологов. Краснодар, 2001. С. 45.

40 Иванов Д. Российский Интернет как средство политической коммуникации // Русский журнал. 13 марта 2002 г. www.russ.ru/netcult/history/20020313.html.

41 См., например: Федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002-2010 годы)». Паспорт. // Развитие информационного общества в России. Том 2: Концепции и программы. Сборник документов и материалов под ред. Н.В. Борисова, Ю.Е. Хохлова. СПб., Изд-во СПб ГУ, 2001. С. 190-221

42 См., например: Федеральный закон от 10 января 2002 г. «Об электронной цифровой подписи»

 
« Пред.   След. »


Последние обновления
Киберполитические анекдоты
Пpиходит мужик в компьютеpный салон:
- Я у вас вчеpа компьютеp пpикупил...
- У вас пpоблемы?
- Сгоpел он...
- Hет пpоблем - он на гаpантии. А что у вас сгоpело?
- Все!
- Hу, так не бывает. Пpоцессоp цел?
- Сгоpел.
- А винчестеp?
- Сгоpел.
- А память?
- Сгоpела.
- А монитоp?
- Сгоpел.
- Господи! Что же вы с ним делали?
- Да у меня пожаp вчеpа был...
 

Content © 2007-2015 Киберполитика - политика в информационном обществе

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

pcs inventario