ГЛАВНАЯ arrow ПУБЛИКАЦИИ arrow Авторефераты arrow Авзалова Э. И. Интернет-коммуникации как формы гражданского влияния

Главное меню
ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
ГЛОССАРИЙ
ПУБЛИКАЦИИ
АНЕКТОДЫ
РЕКЛАМА
ССЫЛКИ
КОНТАКТЫ
УСЛУГИ
ПОИСК


Авзалова Э. И. Интернет-коммуникации как формы гражданского влияния Печать E-mail

Авзалова Эльмира Илгизовна

ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ КАК ФОРМЫ ГРАЖДАНСКОГО ВЛИЯНИЯ НА ПРИНЯТИЕ ПОЛИТИКО-УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ В РОССИИ

Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Работа выполнена на кафедре политологии Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Казанский (Приволжский) федеральный университет»


Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой политологии ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Зазнаев Олег Иванович


Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор кафедры глобалистики и геополитики ФГБОУ ВПО «Балтийский государственный технический университет «ВОЕНМЕХ» им. Д.Ф. Устинова»

Баранов Николай Алексеевич

кандидат политических наук, доцент кафедры филологии и журналистики ФГБОУ ВПО «Марийский государственный университет»

Суслов Евгений Валерианович


Ведущая организация: Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта», г. Калининград.

Защита диссертации состоится 24 декабря 2015 года в 14:00 на заседании диссертационного совета Д.212.081.06 при ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» по адресу: 420008, Казань, ул. Кремлевская, 35, ауд. 1608.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н. И. Лобачевского ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» по адресу: 420008, Казань, ул. Кремлевская, д. 35.

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Казанского (Приволжского) федерального университета http://www.kpfu.ru

Автореферат разослан «__» октября 2015 года.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Дубровин В.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы диссертации. Политический процесс – одна из центральных категорий политической науки. Все функционирование политической системы выражается через существующие в нем политические процессы. Одним из самых жизненно важных политических процессов в современном обществе является процесс принятия решений. Участие общества в осуществлении власти и влияние на принятие политико-управленческих решений – важнейший атрибут демократического общества и гарантия учета и претворения интересов граждан в жизнь. В настоящее время перспективным направлением институционализации форм участия граждан в принятии важных политико-управленческих решений в России является выдвижение и развитие концепций электронной «сетевой» или «онлайновой» политики.

Значимость исследования интернет-коммуникаций как форм гражданского влияния на принятие политико-управленческих решений в России обусловлена рядом причин:

    • современные интернет-коммуникации и информационные технологии несут в себе огромный управленческий потенциал, способствуют трансформации и модернизации политических институтов и процессов, позволяют значительно улучшить качество предоставления государственных услуг в России, а, следовательно, и укрепить доверие граждан к власти;

    • использование интернет-коммуникаций и информационных технологий в политической практике России предоставляет широкие возможности для участия граждан в процессе принятия политико-управленческих решений и является одним из важнейших элементов демократизации политических институтов.

В связи с этим исследование интернет-коммуникаций как формы гражданского влияния на принятие политико-управленческих решений в России и взаимодействия органов государственной власти и общества представляется актуальным и в теоретическом, и в практико-прикладном аспекте.

Состояние научной разработанности проблемы. Тема интернет-коммуникаций в политическом процессе является для российской политической науки малоизученной. Несмотря на то, что отдельные аспекты проблематики интернет-коммуникаций в политике освещались в трудах отечественных авторов, специальных монографических исследований по данной проблеме в российской политологии нет. Научные труды, в которых исследуются основные аспекты темы интернет-коммуникации как формы гражданского влияния на принятие политико-управленческих решений, можно разделить на три группы.

Первую группу составляют труды отечественных и зарубежных исследователей, посвященные общим вопросам теории принятия политико-управленческих решений. В зарубежной политической науке разработкой категориального аппарата, основных моделей принятия политико-управленческих решений занимались такие исследователи, как Дж. Андерсон, Р. Даль, Э. Даунс, Б. Дженкинс, Г. Лассуэлл, Ч. Линдблом, Дж. Марч, Д. Ноук, Дж. Олсен, Г. Саймон, Х. Хекло, Ф. Шмиттер, К. Эрроу и многие другие1. Концептуальные модели и базовые методологические подходы к интерпретации решений в сфере публично-государственной политики, практика государственного управления детально изучены в работах А. А. Дегтярева, В.А. Козбаненко, А. И. Соловьева, Л. В. Сморгунова (является одним из авторов концепции политико-управленческих сетей) 2.

Вторую группу составляют работы зарубежных и отечественных авторов, в которых рассматривается проблематика интернет-коммуникаций в политическом процессе. Определению базисных понятий, характеризующих информационное общество в целом, посвящен ряд работ таких зарубежных авторов, как Д. Бэлл, К. Вербах, И. Масуда, М. Порат, Э. Тоффлер3. В произведениях Л. Гроссмана, Р. Дэвиса, Э. Коррадо, И. Левина, Н. Лумана, С. Мей, Д. Морриса, Ч. Фейрстоуна, А. Чадвика, П. М. Шварца4 анализируются различные теоретические подходы к пониманию Всемирной сети, особенностей интернет-коммуникаций в политике, типы и модели политического участия в сети Интернет. Отдельно следует выделить исследователей, занимающихся анализом концепта «политических интернет-коммуникаций», их признаков, специфики функционирования: Дж. Блюмлер, С. Джонс, С. Колман, А. Левенштейн, А. Н. Маркхам, М. Маклахэн, С. Рафаэли5.

Концептуальному анализу особенностей исследования политических процессов, протекающих в пространстве Всемирной сети, роли масс-медиа и коммуникативных практик в современной политике, особенностей изучения категорий «сетевой политики» посвящены работы таких российских исследователей, как Т. Ж. Бальжирова, Н. А. Баранов, М. С. Вершинин, Д. В. Иванов, А. Н. Кулик, Д. И. Кутюгин, Д. В. Лифинцев, Ю. О. Любановская, М. Ю. Павлютенкова, И. В. Панарин, Д. Н. Песков, Е. В. Суслов, С. Г. Туронок6.

В третью группу можно включить труды зарубежных и российских исследователей, посвященные рассмотрению теоретических основ внедрения интернет-коммуникаций в рамках концепции электронного правительства. Анализу проблем использования интернет-технологий в области государственного управления, проблемам электронного правительства посвящены работы зарубежных ученых Т. А. Альмарабека, Т. Л. Беккера и К. Д. Слэйтона, Р. Дэвиса, С. Л. Клифта, Д. Дж. Ленихана, Дж. Снайдера, Р. Хикса и других7.

Среди отечественных исследователей следует отметить работы И. Р. Агамирзяна, М. С. Вершинина, В. И. Василенко и Л. А. Василенко, И. А. Семенова, А. И. Соловьева, А. А. Чеснаковой, А. Н. Юртаева8.

Несмотря на то, что отдельные аспекты использования возможностей интернет-коммуникаций в политике получили отражение в научной литературе, комплексных политологических исследований по теме интернет-коммуникаций как форм гражданского влияния на принятие политико-управленческих решений в России практически нет. Это говорит о существовании теоретического пробела, устранение которого необходимо для совершенствования механизмов влияния граждан на принятие политико-управленческих решений.

Исследования проблематики интернет-коммуникаций в политике ведутся в западной политической науке со второй половины 1990-х годов, однако вопрос об интернет-опосредованных формах влияния граждан на процесс принятия решений остается неразработанным. Поэтому существует необходимость в исследовании теоретических и прикладных аспектов интернет-влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений.

Неисследованными остаются такие существенные вопросы, как формы интернет-участия граждан, которые позволяют оказывать влияние на принятие политико-управленческих решений, условия, факторы и эффективность осуществления такого влияния. Кроме того, есть множество дискуссионных вопросов, связанных с понятием, особенностями и типологией интернет-коммуникаций. Много спорных моментов существует по проблемам определения и соотношения понятий «интернет-коммуникации», «электронное правительство», «электронная демократия», «электронное государство», «электронный гражданин».

Все это свидетельствует о том, что необходима дальнейшая теоретическая разработка проблемы интернет-коммуникаций как формы влияния граждан на принятие политико-управленческих решений.

Объектом исследования являются интернет-коммуникации в политическом процессе.

Предмет исследования – содержательные характеристики интернет-коммуникаций как новых каналов влияния граждан на процесс принятия решений в России.

Целью исследования является выявление сущности интернет-коммуникаций как форм гражданского влияния на принятие политико-управленческих решений в России.

Для достижения этой цели необходимо решение следующих задач:

  1. охарактеризовать методологические особенности исследования интернет-коммуникаций и основные концепции принятия политико-управленческих решений;

  2. уточнить содержания понятий, которые используется в политической науке при исследовании роли интернет-коммуникаций в процессе принятия политико-управленческих решений;

  3. раскрыть роль интернет-коммуникаций в процессе принятия политико-управленческих решений в России;

  4. выделить особенности использования интернет-коммуникаций как инструмента политической мобилизации в России;

  5. охарактеризовать интернет-участие как новую форму политического участия граждан в процессе принятия политико-управленческих решений;

  6. провести типологизацию форм интернет-участия, дав критическую оценку существующим классификациям, и определить их эффективность;

  7. выявить факторы и условия, способствующие и препятствующие интернет-влиянию граждан на процесс принятия политико-управленческих решений в России.

Теоретическая и методологическая основа исследования. Методологическое значение для исследования роли интернет-коммуникаций в политике имеют труды основателей теории информационного общества Д. Белла, Э. Тоффлера, работы Л. Гроссмана, Р. Дэвиса, Д. Морриса, Э. Коррадо и Ч. Фейрстоуна. Большую роль в определении теоретико-методологических особенностей исследования проблематики Интернета в политике играют исследования представителей других наук – государственного управления, экономики и науки об информационных технологиях.

Базой данного исследования явился синтез системного подхода и структурно-функционального метода. Системный подход позволил применить теорию политической системы для анализа коммуникационного взаимодействия в процессе принятия политико-управленческих решений. Для рассмотрения процессуальных характеристик (стадий) и структурных особенностей (механизма) принятия решения, совокупности устойчивых отношений и взаимосвязей между данными элементами был применен структурно-функциональный метод.

Метод концептуального моделирования выступает еще одной методологической основой, на которой строится данное исследование. Именно метод моделирования дает возможность рассмотреть интегральную модель процесса принятия политико-управленческих решений как единство структурно-компонентного и динамического аспектов и проанализировать трансформацию данных элементов с применением интернет-ресурсов.

Применение типологического метода обусловлено необходимостью классифицировать и рассмотреть основные формы интернет-участия граждан, которые позволяют оказать влияние на процесс принятия политико-управленческих решений.

В работе также был использован метод индивидуальных экспертных оценок, которые проводились с помощью формализованного интервью – это детально разработанная процедура получения оценки проблемы (включая план беседы, определенную последовательность и конструкцию вопросов) на основе мнения специалистов (экспертов). Индивидуальные оценки основаны на использовании мнения отдельных экспертов, независимых друг от друга, что помогает избежать ситуации, когда может возобладать мнение более авторитетного участника (эксперта).

Экспертный опрос проводился дважды, на разные темы, с 12 марта 2012 года по 22 мая 2012 года и с 10 февраля 2015 года по 22 мая 2015 года.

Применение экспертного опроса позволило оценить возможности использования интернет-коммуникаций как формы гражданского влияния на принятие политико-управленческих решений, определить условия и критерии эффективности интернет-влияния граждан на политический процесс, оценить существующие в литературе мнения о характере внедрения электронного правительства в России и возможность противодействия данному процессу работников государственных органов.

Специфика изучаемой проблемы (сфера пересечения политики и информационных технологий) и необходимость её всестороннего анализа обусловили обращение к трём группам экспертов: учёные (политологи, социологи), служащие государственных органов и специалисты в области разработки и внедрения информационных технологий в деятельность органов государственной власти. Таким образом, было отобрано 24 эксперта: 11 учёных, 9 работников государственных органов и 4 специалиста в области разработки и внедрения информационных технологий в деятельность органов государственной власти. Такое соотношение профессиональной принадлежности участников исследования позволило сконцентрироваться в первую очередь на малоразработанных политологических аспектах рассматриваемой проблемы.

Эксперты имеют высокий уровень компетенции и интеллектуальности: 8 имеют степень доктора наук, 8 – кандидата наук, 8 экспертов не имеют учёной степени, что связано с их неакадемической сферой деятельности. Среди экспертов 7 женщин и 17 мужчин, что обусловлено объективным соотношением мужчин и женщин в вышеуказанных сферах.

Эмпирическую базу исследования составили федеральные и региональные законы, подзаконные нормативные правовые акты, программные документы, в которых содержатся основные положения использования информационно-коммуникационных технологий в сфере государственного и муниципального управления, материалы периодической печати, ресурсы сети Интернет. Важным элементом эмпирической базы исследования стали данные, полученные в результате проведения экспертного опроса, который позволил выделить наиболее значимые аспекты исследуемой проблемы. Изучая особенности интернет-участия граждан в политике, диссертант обращался к анализу содержания интернет-сайтов органов государственной власти, общественных инициатив.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

  1. Уточнен ряд понятий и их соотношение между собой («Интернет», «интернет-коммуникации», «электронное правительство», «электронное государство», «электронная демократия»).

  2. Определены особенности интернет-коммуникации как нового типа политической коммуникации.

  3. Установлено, что интернет-коммуникации способствуют демократической трансформации всех элементов структуры и динамики процесса принятия политико-управленческих решений.

  4. Охарактеризованы особенности использования интернет-коммуникаций как инструмента политической мобилизации в России.

  5. Выявлены характерные черты интернет-участия, которые позволяют квалифицировать его как новый тип участия граждан в политике.

  6. Разработана типология форм интернет-участия граждан на основании критерия их институционализированности, определена их эффективность.

  7. Выявлены факторы и условия, которые в наибольшей степени способствуют интернет-влиянию граждан на процесс принятия политико-управленческих решений в России.

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Можно выделить два основных подхода к анализу Всемирной сети: Интернет как инструмент коммуникации власти и общества, влияния граждан на принятие решений; Интернет как пространство для осуществления политических практик. В широком значении слова Интернет представляет собой глобальное сетевое пространство, в котором осуществляется удовлетворение различных (в том числе и политических) интересов и потребностей индивидов и групп. В рамках узкого подхода Интернет можно определить как глобальную социально-коммуникационную сеть, которая предоставляет новые инструменты влияния граждан на политику, расширяет пространство политических практик.

  2. Следует различать используемые для обозначения категорий сетевой политики термины «виртуальный, «электронный», «цифровой» и «интернет». «Виртуальность» предполагает признание воображаемого, имитируемого с помощью компьютерных систем характера политических явлений и процессов. Данное понятие является самым широким и охватывает все остальные, так как многие политические процессы, реализуемые в интернет-пространстве, являются, по сути, имитацией реальных процессов с использованием особых программных и технологических решений. Использование прилагательных «электронный» и «цифровой» означает опосредованность электронным каналом (компьютеры, радио, телевидение и сотовая связь, коммуникаторы, планшеты). Указание такой характеристики как «интернет-» или «сетевой» подразумевает качество объединения общим каналом связи различных электронных и цифровых информационных ресурсов. В техническом аспекте термины «интернет» и «электронный» характеризуют два среза явлений: электронная техника использует сетевые способы связи. Однако применительно к политическим явлениям и процессам качество «интернет-» охватывается понятием «электронный».

  3. Интерактивная среда интернет-коммуникаций позволяет гражданам самостоятельно и независимо отслеживать и анализировать интересующую их политическую информацию в сети Интернет. Оперативность и дистанционные способы распространения информации в Сети способствуют повышению динамичности политических процессов при использовании интернет-коммуникаций. Такие черты интернет-коммуникаций, как возможность реализации нескольких моделей коммуникации, интерактивность, создание каналов обратной связи, обеспечение реализации принципа информационной открытости и новых диалоговых площадок с органами государственной власти, позволяют говорить о них как о принципиально новом типе политической коммуникации.

  4. Интернет-коммуникации предоставляют новые возможности для влияния граждан на процесс принятия решений в России. Они преобразуют субъектный состав, связи и отношения агентов процесса принятия политико-управленческих решений, создают новые ресурсы для влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений. Использование интернет-коммуникаций в рамках систем Электронного правительства в ряде субъектов России приводит к повышению эффективности процесса принятия решения, так как значительно ускоряет документооборот, процедуру согласования и утверждения принятого решения, улучшает межведомственное взаимодействие. Интернет-коммуникации способствуют демократической трансформации всех элементов структуры и динамики процесса принятия политико-управленческих решений, расширяют доступ граждан к центрам принятия решений в России.

  5. Одним из важнейших направлений использования интернет-коммуникаций в политике является политическая мобилизация посредством сети Интернет. В условиях ограниченного политического плюрализма в России Интернет стал главным инструментом выражения общественного недовольства и мобилизации на акции политического протеста. Протестные акции 2011-2013 годов в России были организованы с использованием возможностей интернет-коммуникаций, а наиболее влиятельные интернет-ресурсы стали играть роль информационного «оплота» оппозиции.

  6. Влияние граждан на принятие политико-управленческих решений посредством сети Интернет реализуется в основном через активную форму – опосредованное Интернетом политическое участие. Мобильный, организованный и интерактивный характер интернет-участия позволяют выделить его в качестве особого, отличающегося от традиционного типа участия граждан в политике. Рассмотрение форм интернет-участия граждан требует научной классификации данных форм. Теоретическое практико-политическое значение имеет выделение институционализированных и неинституционализированных форм интернет-участия граждан в процессе принятия политико-управленческих решений в России.

  7. Ключевыми факторами осуществления интернет-влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений в России являются интересы основных акторов процесса принятия политико-управленческих решений. Интерес граждан заключается в стремлении добиться учёта их мнения при принятии решений органами государственной власти; интерес органов государственной власти определяется объективным процессом усложнения организации общественно-политических структур, требующим внедрения новых эффективных каналов взаимодействия как между ведомствами, так и с гражданами, стремлением организовать диалоговые формы коммуникаций с гражданами для обеспечения общественной поддержки и эффективности принимаемых решений.

  8. Условия, определяющие возможность влияния граждан на принятие политико-управленческих решений в России, можно разделить на политические, социально-мировоззренческие, технические, организационные и правовые. Важнейшим условием осуществления влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений в сети Интернет является характер политического режима и позиция политической элиты. Одним из отличительных признаков демократических режимов является вовлечение граждан в принятие важнейших решений. Демократические системы стремятся использовать новые сетевые возможности для широкого вовлечения граждан в процесс принятия политико-управленческих решений. В авторитарных системах существует противоположная ситуация, когда интернет-коммуникации используются лишь как имитация взаимодействия органов государственной власти и общества, исключая реальное влияние граждан на принятие политико-управленческих решений.

  9. Критерием эффективности интернет-влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений является оценка по принципу «воздействие – результат». В открытых демократических системах наиболее эффективными по критерию достижения результата воздействия является влияние граждан, осуществляемое посредством институционализированных форм интернет-участия. Неинституционализированные формы в силу их отдаленности от институтов, непосредственно принимающих решения, и отсутствия обязанностей органов государственной власти прислушиваться к ним не могут быть эффективными. В условиях недемократических режимов самоорганизация в рамках неинституционализированных форм интернет-участия граждан становится более результативной по сравнению с институционализированными формами.

Теоретическое и научно-практическое значение диссертации. Данное диссертационное исследование восполняет пробел в научном изучении роли интернет-коммуникаций как формы влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений путем рассмотрения основных форм, факторов и условий осуществления такого влияния. Результаты исследования могут быть использованы для дальнейших разработок проблематики интернет-коммуникаций как теоретического, так и прикладного характера, а также для определения основных проблем использования интернет-коммуникаций в российском политическом процессе. Результаты проведенного исследования могут быть использованы в качестве основы для выработки рекомендаций должностным лицам при внедрении модулей интернет-коммуникаций в деятельность органов государственной власти.

Основные выводы и положения диссертации могут быть использованы в рамках преподавания целого ряда учебных политологических дисциплин: теория политики, государственная политика и управление, политические отношения и процессы; при разработке учебников и учебных пособий.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры политологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций Казанского (Приволжского) федерального университета и была рекомендована к защите. Выводы и основные положения диссертации изложены автором в трех статьях, опубликованных в рецензируемых научных журналах перечня ВАК.

Автор диссертационного исследования выступал с докладами и сообщениями на международных научных конференциях, школах и круглых столах, в частности, на Международном казанском научном форуме «Методология исследования конфликтов» (Казань, 2013 г.), Международной научно-практической конференции «Визуальная коммуникация в социокультурной динамике» (Казань, 2014 г.), VII Международной научно-практической конференции «Результаты научных исследований» (Екатеринбург, 2015 г.), VII Международной научно-практической конференции «Государство и право в условиях гражданского общества» (Челябинск, 2015).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность исследования, определяется степень разработанности темы, объект, предмет, цель и задачи исследования, теоретико-методологическая основа, эмпирическая база, формулируется научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и научно-практическая значимость и апробация результатов исследования.

Глава 1 «Теоретико-методологические основы исследования роли интернет-коммуникаций в процессе принятия политико-управленческих решений» состоит из трех параграфов и посвящена теоретико-методологическим аспектам исследуемой проблемы.

В первом параграфе «Методологические особенности изучения роли интернет-коммуникаций в политике» рассматриваются методологические трудности исследования роли интернет-коммуникаций в политике. Важной методологической проблемой при исследовании категорий интернет-пространства является отсутствие науки об Интернете, для которой интернет-коммуникации были бы основным предметом изучения. Изучение совокупности политических практик в Интернете требует выделения особого научного языка, набора категорий, в формах которого постигается содержание исследуемых явлений, и нуждается в собственных методах и методиках. Сложности изучения роли интернет-коммуникаций в политике также связаны с постоянной эволюцией форм интернет-коммуникаций, появлением новых категорий «сетевой политики» и расширением понятия «политического».

Одной из проблем, порождающих немало дискуссий и методологических сложностей, является вопрос о роли Интернета в современной политике. Исследователи дают различную оценку влиянию сети Интернет на современный политический процесс. Спектр представленных в литературе точек зрения на данную проблему варьируется от признания за интернет-коммуникациями роли гаранта демократии до суждений о том, что Всемирная сеть увеличивает дистанцию между обществом и властью. Политические события конца 2010 и начала 2011 годов в ряде государств Северной Африки, Ближнего Востока, Западной Европы, протестные движения в России 2011-2013 годов показали, что со вступлением в цифровой век у социальных групп появляется больше инструментов для самоорганизации, консолидации в «онлайне» и осуществления социально-политических акций в «оффлайне». Таким образом, диссертант соглашается с точкой зрения исследователей, в соответствии с которой развитие интернет-технологий окажет существенное влияние на политический процесс.

Развивая традиционные для отечественных и зарубежных исследований подходы к определению Интернета, можно выделить два значения понятия «Интернет». В широком значении Интернет представляет собой глобальное сетевое пространство, в котором осуществляется удовлетворение различных (в том числе и политических) интересов и потребностей индивидов и групп. Диссертант придерживается узкого подхода, в соответствии с которым под понятием «Интернет» понимается глобальная социально-коммуникационная сеть, которая предоставляет новые инструменты влияния граждан на политику, расширяет пространство политических практик.

Анализируя современную дискуссию о роли интернет-коммункиаций в политике, диссертант приходит к выводу о том, что внедрение Интернет-коммуникаций способствует не только трансформации и модернизации политического процесса, но и появлению новых исследовательских направлений в науке.

Во втором параграфе «Понятие процесса принятия политико-управленческих решений» анализируются понятие и сущность процесса принятия политико-управленческих решений. Под понятием «решение» следует понимать результат завершенной мыслительной операции, содержащий выбор наилучшего из возможных альтернатив. Другой ключевой термин исследования – «принятие решения». В литературе представлены разные точки зрения на соотношение «принятия решения» и «процесса принятия решения». Наиболее верным представляется подход, согласно которому не стоит отождествлять понятия «принятие решения» и «процесс принятия решений»: выделение процессуального характера деятельности должно указывать на его стадийность и временную протяженность, а само принятие решения является центральным элементом и этапом данного процесса и представляет собой определение и выбор лучшей из возможных альтернатив.

При рассмотрении политических решений возникает необходимость определения соотношения политических и управленческих решений. Не все управленческие решения носят политический характер. В политических решениях выражается общегосударственная воля. Управленческие решения характеризуют повседневную работу государственных органов исполнительной и судебной власти, они направлены на обеспечение условий для подготовки, принятия и реализации политических решений и возникают на основе политических.

Принятие политико-управленческих решений – это сложный динамический процесс, характеризующийся переплетением множества отношений императивного и диспозитивного свойства, центральными элементами которого являются политические и управленческие решения.

Третий параграф «Основные концепции принятия политико-управленческих решений» посвящен рассмотрению научных моделей, объясняющих процесс принятия политико-управленческих решений.

Одним из критериев классификации основных теорий принятия политико-управленческих решений является выделение двойственного начала государства: оно может рассматриваться как единая целостная система или агрегатное множество отдельных людей и групп. Следовательно, данные подходы можно обозначить как «холистский» («моноагрегатный») и «компонентный» («полиагрегатный»). К первому кластеру исследователи относят концепцию «ограниченной рациональности» (Г. Саймон и др.), «сетевую концепцию» (Д. Ноук, П. Ричардсон, Х. Хекло и др.), концепцию «динамического цикла» (Дж. Андерсон, Б. Дженкинс и др.) и «организационного институционализма» (Дж. Марч, Дж. Олсен и др). Второй кластер объединяет «бихевиоралистскую модель» (Г. Лассуэлл, Д. Лернер и др.), модель «всеобщей рациональности» (К. Эрроу, Э. Даунс и др.), «инкременталистскую модель» (Ч. Линдблом, Э. Вудхауз и др.), концепции «групповой репрезентации» (Р. Даль, Ф. Шмиттер и др.).

Рассматривая данные концепции, необходимо отметить проблему ограниченности любой научной модели: соответствующая ей реальная практика, как правило, всегда намного богаче и сложнее, главное же предназначение таких моделей – наиболее доступное, во многом даже упрощенное объяснение сложных социальных явлений и процессов.

Исследование роли интернет-коммуникаций в процессе принятия политико-управленческих решений требует выделения интегральной модели, в которой учитываются процессуальные характеристики (выделяются стадии) и структурные особенности (механизм) принятия решения. Таким образом, можно выделить два среза измерения процесса принятия решений – структурный и динамический. В структуре процесса принятия политико-управленческих решений диссертант выявляет следующие составляющие: агенты, к которым следует отнести всех участников принятия политико-управленческих решений (лидер, элита, формальные акторы, реальные агенты), коммуникации между участниками данного процесса; факторы, определяющие характер принятия решений. Основываясь на классических фазах политико-управленческого цикла, диссертант выделяет следующие этапы процесса принятия политико-управленческих решений: подготовительный этап (формируется повестка дня – то есть совокупность проблем, требующих своего решения); этап принятия решения (осуществляется подготовка и выбор проекта решения, его согласование и утверждение); этап реализации принятого решения, который также предполагает оценку и контроль результатов их осуществления.

Таким образом, в современной науке представлено множество концептуальных моделей принятия решений, которые развивались в лоне различных общественных наук. Однако еще не сложилась целостная теория принятия решений, которая синтезировала бы данные модели и позволила отразить разные грани сложного феномена – процесса принятия решений.

Вторая глава «Роль интернет-коммуникаций в российском политическом процессе» посвящена исследованию основных направлений использования интернет-ресурсов в политической системе России.

В первом параграфе «Интернет-коммуникации в российской политике: понятие и особенности» раскрывается содержание, характерные черты интернет-коммуникаций и их функции в российской политической практике.

Центральная категория исследования – «политическая интернет-коммуникация», однако данная категория, как и большинство категорий сетевой политики, мало разработана, поэтому в литературе не сложилось единого понимания и общепризнанной трактовки сущности интернет-коммуникаций. Представленные точки зрения позволяют сделать вывод о том, что, во-первых, интернет-коммуникация, как и любая коммуникация, представляет собой процесс обмена и передачи информации; во-вторых, она осуществляется при помощи особых средств – интернет-технологий. Таким образом, под интернет-коммуникациями диссертант понимает производство, хранение, обмен и потребление информации с помощью сети Интернет. В таком случае под политической интернет-коммуникацией следует понимать производство, хранение, обмен и потребление посредством компьютерной сети Интернет информации, связанной с функционированием политической системы. Таким образом, к политическим интернет-коммуникациям можно отнести такие их разновидности, которые могут быть использованы в политической деятельности.

Значение интернет-коммуникации как нового типа политической коммуникации заключается в следующем. Во-первых, такие ключевые особенности интернет-коммуникаций, как интерактивность, мультимедийность и независимость приводят к расширению каналов и способов получения информации акторами, и преобразованию самих акторов политического процесса (изменение профессиональных требований, предъявляемых к государственным служащим, сокращение государственных должностей в сфере административной и сервисной деятельности). Во-вторых, реализуются как традиционные модели коммуникации, так и специфические (от многих ко многим), которые возможны лишь в виртуальном пространстве. В-третьих, интернет-коммуникации нивелируют социальную иерархию пользователей, что является немаловажным фактором повышения активности акторов.

Основываясь на вышеотмеченных особенностях, сделаны выводы о следующих функциях политических интернет-коммуникаций в российском политическом процессе: информационная, репрезентативная, стимулирующая, мобилизационная, интегрирующая (и одновременно дезинтегрирующая), функции культурной адаптации и социализации.

Во втором параграфе «Интернет-коммуникации как инструмент политической мобилизации» исследуется новые возможности, которые предоставляют интернет-коммуникации, для взаимодействия граждан в условиях как демократических, так и авторитарных систем. Использование возможностей интернет-коммуникаций в организации протестных акций 2011-2013 годов и превращение наиболее влиятельных интернет-ресурсов («Вконтакте», «Фейсбук», «Твиттер» и блог-платформа «Живого журнала», веб-сайтов «Новой газеты», радио «Эхо Москвы», телеканала «Дождь») в инструменты агитации и мобилизации оппозиционно настроенных граждан позволяют говорить о том, что в России Интернет оказывает все более ощутимое влияние на политический процесс. Интернет-ресурсы в российском политическом процессе дают возможность выразить оппозиционные настроения граждан, способствуют ускоренной коммуникации между участниками акций протеста.

Обратной стороной широкого использования сети Интернет в политике стало введение поправок в действующее законодательство, расширяющих государственный контроль за российским сегментом Всемирной сети и предусматривающих наделение специальными функциями в области контроля интернет-контента Роскомнадзора, Генеральной прокуратуры (включая прямое блокирование интернет-ресурсов), создание единого реестра запрещенных сайтов. Но, несмотря на ограничения, которые вводятся со стороны правительства, российский сегмент Сети остается довольно разнообразным: блог-платформы и социальные сети («Живой журнал», «Вконтакте», «Фейсбук») остаются эффективным инструментом координации настроений граждан.

В третьем параграфе «Интернет-коммуникации как фактор трансформации процесса принятия политико-управленческих решений» рассматривается роль интернет-коммуникаций в процессе принятия политико-управленческих решений в России, что требует определения сущности властного воздействия и влияния на процесс принятия решений. Суть властного воздействия состоит в том, что субъектом принятия решений является властвующий агент, а исполнение принятого решения должно быть осуществлено подчиненным. Влияние на процесс принятия решений предполагает ситуацию, когда индивид является не просто исполнителем уже принятого решения, но и может воздействовать на процесс его принятия, выбора лучшей альтернативы политико-управленческого решения, что ведет к возрастанию чувства сопричастности и ответственности за принятое решение.

Внедрение интернет-коммуникаций в деятельность органов государственной власти способствует расширению каналов влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений и обеспечивает возможность осуществления контроля над деятельностью органов государственной власти и должностных лиц. Использование интернет-коммуникаций в деятельности органов государственной власти ведет к изменению профессиональных требований, предъявляемых к должностным лицам, повышает эффективность межведомственных взаимодействий. Кроме этого, интернет-коммуникации предоставляют новые инструменты для обращений граждан в органы государственной власти, тем самым способствуя организации эффективных каналов обратной связи.

Рассматривая роль новых коммуникаций в политическом процессе, диссертант приходит к выводу о том, что последовательное внедрение интернет-коммуникаций трансформирует все элементы и этапы процесса принятия политико-управленческих решений. Примером может служить беспрецедентный случай применения интернет-формата для разработки Конституции Исландии в 2012 году. В России на данный момент, несмотря на заложенный в интернет-коммуникациях потенциал, интернет-влияние граждан на принятие важнейших политико-управленческих решений наталкивается на трудности, обусловленные тем, что использование интернет-коммуникаций в российском политическом процессе находится на стадии внедрения новых и дальнейшей разработки действующих модулей.

В третьей главе «Интернет-влияние граждан на принятие политико-управленческих решений в России» исследуется процесс влияния граждан на принятие политико-управленческих решений посредством сети Интернет, выделяются формы интернет-участия, позволяющие оказывать влияния на процесс принятия решения, выявляются факторы и условия, определяющие возможность данного влияния, рассматриваются критерии эффективности такого влияния.

В первом параграфе «Интернет-участие как новая форма политического участия граждан в процессе принятия политико-управленческих решений» рассматривается проблема использования возможностей сети Интернет в создании новых каналов участия граждан в политике. Диссертантом предлагается типология форм политического участия посредством Интернет ресурсов исходя из критерия институционализированности правил и норм поведения, рассматриваются особенности такой формы интернет-участия как кибертерроризм. К институционализированным можно отнести формализованные и организованные типы интернет-участия граждан в процессе принятия политико-управленческих решений. Такие формы характеризуются определением правил и норм поведения. В передовых с точки зрения информатизации государствах институционализированные формы бывают прямо встроены в процесс принятия решений органами государственной власти. К неинституционализированным можно отнести самоуправляющиеся и самоорганизующиеся формы интернет-участия, в которых нет регламентации норм поведения. Как правило, неинституционализированные формы возникают спонтанно как быстрая ответная реакция на актуальные политические события. К институционализированным формам политического участия в сети Интернет можно отнести: интернет-голосование; законодательные инициативы, петиции, обращения, участие в выработке проектов политических решений, политических программ, местных бюджетов; создание сайтов, блогов, чатов, форумов, интернет-газет и журналов с политической направленностью; виртуальные съезды партий, телеконференции. Среди неинстиуционализированных форм можно выделить: мобилизации граждан на политические акции посредством флешмобов, митингов протеста или поддержки, забастовки; хакерские атаки на сайты и порталы органов государственной власти, политических партий, граждан, киббертерроризм; политические провокации и деятельность, направленная на ухудшение имиджа политических акторов.

Интернет-участие представляет собой особый тип политического участия и характеризуется мобильным и относительно организованным характером: преодолеваются временные, географические и культурные ограничения, усиливается групповая интеграция вне зависимости от места проживания, что позволяет мгновенно реагировать на возникающие политические проблемы. Использование возможностей сети Интернет в политике способствует эволюции традиционной модели политического участия. Линейная консультативная модель политического участия граждан сменяется интерактивной моделью, обеспечивающей широкие возможности гражданского влияния на процесс принятия политических решений. Поэтому в диссертации сделаны выводы о том, что под влиянием сети Интернет формируется особый, отличающийся от традиционного тип участия граждан в политике.

Во втором параграфе «Факторы и условия интернет-влияния граждан на принятие политико-управленческих решений» раскрываются обстоятельства, определяющие возможность интернет-влияния граждан на принятие политико-управленческих решений. Ключевым фактором осуществления интернет-влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений являются интересы основных акторов процесса принятия политико-управленческих решений. Интерес граждан обусловлен стремлением добиться учёта их мнения в решениях органов государственной власти, недоверием к представительным органам, должностным лицам и институту выборов. Интерес органов государственной власти обусловлен объективным процессом усложнения организации общественно-политических структур, требующим внедрения новых эффективных каналов взаимодействия как между ведомствами, так и с гражданами.

Результаты проведенного диссертантом экспертного опроса позволяют выделить условия социально-мировоззренческого (доверие к формам политической интернет-коммуникации), финансового, технического, организационного и правового плана. Необходимо отметить и условия политического характера, вытекающие из сущности политической системы общества. Важным условием реализации заложенного в интернет-коммуникациях потенциала является характер политического режима. Для авторитарных систем характера ситуация, когда интернет-коммуникации используются как еще одна «демократическая обертка» реального режима. При этом они представляют собой лишь автоматизацию ненужных процессов, удобную лишь для чиновников, и имитацию взаимодействия органов государственной власти и общества. Важно отметить, что центральной частью процесса внедрения интернет-коммуникаций в деятельность органов государственной власти в рамках системы электронного правительства является не информатизация органов государственной власти, а преобразование существующей структуры органов государственной власти с целью повышения эффективности их деятельности.

В третьем параграфе «Эффективность интернет-влияния граждан на принятие политико-управленческих решений» отмечается, что эффективность влияния граждан на принятие политико-управленческих решений посредством интернет-коммуникаций – сложный показатель, трудно поддающийся количественному измерению. Критерием эффективности интернет-влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений является оценка по принципу «воздействие – результат».

Наиболее эффективным по критерию достижения результата воздействия является влияние граждан, осуществляемое посредством институционализированных форм интернет-участия, так как они организованы, предполагают учет органами государственной власти при принятии решений и требуют меньших усилий со стороны интернет-пользователей. Неинституционализированные формы не могут быть эффективными, так как они отдалены от институтов, непосредственно принимающих решения, и органы государственной власти не обязаны учитывать их в своей деятельности.

Однако институционализированные формы обладают большей эффективностью в условиях демократических режимов и открытых систем, так как властью признаются формы интернет-участия и возможность их влияния на принятие решений. В условиях недемократических режимов парадоксальным образом эффективными становятся, напротив, неинституционализированные формы. Во многом это связано с тем, что в условиях ограниченного плюрализма такие принципы организации протестных акций неинституционализированных форм, как самоорганизация и самоуправление, становятся более результативными. Как показывает опыт революции в Тунисе, Египте и других государствах, данные акции могут быть весьма эффективными. Однако на данный момент в России трудно гворить об эффективной практике интернет-влияния граждан на процесс принятия политико-управленческих решений. Во многом проблемы функционирвоания основного российского ресурса по законодательным инициативам граждан – сайта «Российской общественной инициативы» связаны со сложной процедурой рассмотрения данных инициатив и необходимостью их утверждения экспертной группой, которая имеет возможность отклонить данную инициативу даже при условии набора необходимого количества голосов. К тому же после принятия решения рабочей экспертной группой, оно направляется в профильные органы, где опять возникает опасность затягивания процесса принятия решения по данной инициативе. Таким образом, с точки зрения достижения результата интернет-влияния данный ресурс может превратиться в неэффективную форму интернет-коммуникаций.

В заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

ОПУБЛИКОВАННЫЕ РАБОТЫ, ОТРАЖАЮЩИЕ ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДИССЕРТАЦИИ:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях перечня ВАК Министерства образования и науки РФ


  1. Авзалова, Э. И. Интернет-участие как новая форма политического участия граждан / Э. И. Авзалова // Ученые записки Казанского университета. Т. 157. Серия «Гуманитарные науки», кн. 1. – Казань, 2015. – С. 187-193.

  2. Авзалова, Э. И. Методологические особенности изучения роли интернет-коммуникаций в политике / Э. И. Авзалова // Известия Саратовского университета. Т. 15. Серия «Социология. Политология», выпуск 2. – Саратов, 2015. – С. 113-117.

  3. Авзалова, Э. И. Современная дискуссия о роли Интернета в политике / Э. И. Авзалова // Ученые записки Казанского университета. Т. 156. Серия «Гуманитарные науки», кн. 1. – Казань, 2014. – С. С. 208-213.

 

Научные статьи, научные доклады, материалы научных конференций


  1. Авзалова, Э. И. Интернет и информационно-коммуникационные технологии в решении проблемы диалога власти и общества // Культура управления конфликтом во взаимодействии власти и общества: от конфронтации к выстраиванию конструктивного партнерства: сборник статей и материалов Международного казанского научного форума «Методология исследования конфликтов» (Казань, 19-20 октября 2013 г.) / под ред. А. Г. Большакова, С. Р. Ефимовой. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2014. - С.76-88.

  2. Авзалова, Э. И. Интернет и информационные технологии в создании новых каналов коммуникации власти и общества / Э. И. Авзалова // Казанский социально-гуманитарный вестник. Казань, – 2014. - №13. – С. 13-17.

  3. Авзалова, Э. И. Интернет-коммуникации как новый тип политической коммуникации / Э. И. Авзалова // Международный научный журнал «Символ Науки». Серия «Политические науки», часть 1. – 2015. - №9. – С. 194-195.

  4. Авзалова, Э. И. Концепции принятия политико-управленческих решений // Результаты научных исследований: сборник статей Международной научно-практической конференции (Екатеринбург, 5 октября 2015 г.) / в 2 ч. Ч. 2. – Уфа: АЭТЕРНА, 2015. – С. 237-238.

  5. Авзалова, Э. И. Понятие и сущность процесса принятия политико-управленческих решений / Э. И. Авзалова // Международный научный журнал «Символ Науки». Серия «Политические науки», часть 1. – 2015. - №9. – С. 195-197.

  6. Авзалова, Э. И. Роль интернет-коммуникаций в политическом процессе // Результаты научных исследований: сборник статей Международной научно-практической конференции (Екатеринбург, 5 октября 2015 г.) / в 2 ч. Ч. 2. – Уфа: АЭТЕРНА, 2015. – С. 239-240.

  7. Авзалова, Э. И., Фазулов, А. Р. Электронное правительство как инструмент повышения эффективности государственной власти // Сборник научных статей Казанского федерального университета 2012 года: сборник статей / Мин-во образования и науки; Казанский (Приволжский) федеральный ун-т. – Казань: Казан. ун-т, 2012. – С. 329-331.


1 Anderson, J. E. Public policymaking: An introduction / J. E. Anderson. – Boston: Houghton Mifflin Company, 1994. – 322 p.; Dahl, R. Who Governs? Democracy and Power in American City / R. Dahl. – L.: Mayfield Pub Co, 1961. – 384 p.; Downs, A. An Economic Theory of Democracy / A. Downs N. Y.: Harper and Row; 1st edition, 1957. – 310 p.; Jenkins, W. Policy Analysis: A Political and Organizational Perspective / W. Jenkins. – L.: Palgrave Macmillan, 1978. – 278 p.; Lasswell, H. D. Power and Personality / H. D. Lasswell. – N.Y.: New Haven Press, Inc., 1948. – 262 p.; Lindblom, C. E., Woodhouse, E. J. The policy-making process / C. E. Lindblom, E. J. Woodhouse. – Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall, 1993. – 243 p.; March, J.G., Olsen, J. P. Institutional Perspectives on Political Institutions / J. G. March, J. P. Olsen // Governance. – 1996. – Vol. 9. – № 3. – Pp. 247-264.; Knoke, D., Boli, J. Comparing policy networks / D. Knoke, J. Boli // Administrative Science Quarterly, 1997. – 42 (1). – Pp. 184-186.; Simon, H. A. Administrative Behavior: A Study of Decision-Making Process in Administrative Organizations / H. A. Simon. – N.Y.; The Free Press, 1997. – 368 p.;. Heclo, H. Issue Networks and Executive Establishment / Edited by Anthony King // The New American Political System. American Enterprise Institute, Washington DC, 1978. – Pp. 3-124.; Шмиттер, Ф. Неокорпоративизм / Ф. Шмиттер // Политические исследования. – 1997. – №2. – С. 14-22.; Arrow, K. J. Social Choice and Individual Values / K. J. Arrow. – N.Y.: John Wiley and Sons, Inc., 1951. – 124 p.

2 Дегтярев, А. А. Методологические подходы и концептуальные модели в интерпретации политических решений / А. А. Дегтярев // Полис. – 2003. – №1. – С. 159-170.; Дегтярев, А. А. Процесс принятия и осуществления решений в публично-государственной политике: динамический цикл и его основные фазы / А. А. Дегтярев // Полис. – 2004. - №4. – С. 158-166.; Дегтярев, А. А. Теория принятия политических решений в структуре социальных управленческих дисциплин / А. А. Дегтярев // Полис. – 2002. – №2. – С. 113-125.; Дегтярев, А. А. Принятие политических решений: Учебное пособие / А. А. Дегтярев. – М.: КДУ, 2004. – 416 с.; Государственное управление: основы теории и организации. В 2-х тт. Учебник / под ред. В. А. Козбаненко. – М.: Статус, 2002. – 366 с.; Соловьев, А. И. Колебательно-маятниковый механизм принятия государственных решений: к обоснованию когнитивной модели / А. И. Соловьев // Полис. – 2005. - №5. – С. 6-22.; Соловьев, А. И. Принятие и исполнение государственных решений: Учеб. пособие для студентов вузов / А. И. Соловьев. – М.: ЗАО Издательство «Аспект Пресс», 2014. – 494 с.; Сморгунов, Л. В. Сетевой подход к политике и управлению / Л. В. Сморгунов // Полис. – 2001. – №3. – С. 103-112.

3 Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество / Д. Белл. – Москва: Академия, 1999 – 578 с.; Белл, Д. Социальные рамки информационного общества. Новая технократическая волна на Западе / Д. Белл. – Москва: Прогресс, 1986. – C. 330-342.; Werbach, K. Digital Tornado: The Internet and Telecommunications Policy / K. Werbach. – USA. Federal Communication Commission, 1997. – 86 p.; Masuda, Y. The Information Society as Postindustrial Society / Y. Masuda. – Washington.: World Future Soc., 1983. – 419 p.; Porat, M., Rubin ,M. The Information Society: Development and Measurement. / M.Porat, M. Rubin. - Washington: US Dept. of Commerce, 1978 – 87 p.;  Тоффлер, Э. Шок будущего = Future Shock, 1970 / Э. Тоффлер. – М.: АСТ, 2008. – 560 с.; Тоффлер, Э. Третья волна = The Third Wave, 1980 / Э. Тоффлер. –  М.: АСТ, 2010.  – 784 с..;Тоффлер, Э. Метаморфозы власти = Powershift: Knowledge, Wealth and Violence at the Edge of the 21st Century, 1990 / Э. Тоффлер– М.: АСТ, 2004.  – 672 с.

4 Grossman, L. K. The Electronic Republic: Reshaping Democracy in the Information Age / L. K. Grossman – N. Y.: Viking Penguin, 1995. – 290 p.; Davis, R. The Web of Politics: The Internet’s Impact on the American Political System / R. Davis. – N. Y.: Oxford Univ. Press, 1999. – 225 p.; Elections in Cyberspace: Toward a New Era in American Politics / A. Corrado, C. Firestone. – Washington, DC: Aspen Institute, 1996. – 187 p.; Levin, Y. Politics after the Internet / Y. Levin // The Public Interest. – 2002. – Pp. 80–94. – URL: http://www.nationalaffairs.com/doclib/20080710_20021496politicsaftertheinternetyuvallevin.pdf, проверено 20.05.2015.; Луман, Н. Глобализация мирового сообщества: как следует системно понимать современное общество / Н. Луман // Социология на пороге XXI века: новые направления исследований. – М.: Интеллект, 1998. – С. 93–96.; Chadwick, A., May, C. Interaction between States and Citizens in the Age of Internet: «e-Government» in the United States, Britain and the European Union / A. Chadwick, C. May // Governance. – 2003. – V. 16, No. 2. – Pp. 271-300.; Morris, D. Direct Democracy and the Internet / D. Morris // Loyola of Los Angeles Law Review. – 2001. – V. 34, № 3. – Pp. 1033–1053.; Schwartz, P.M. Vote.com and Internet Politics: A Comment on Dick Morris’s version of Internet Democracy / P. M. Schwartz // Loyola of Los Angeles Law Review. – 2001. – V. 34, № 3. – Pp. 1071–1088.

5 Coleman, S., Blumler, J. The Internet and democratic citizenship: theory, practice and policy / S. Coleman, J. Blumler. – Cambridge: Cambridge Univ. Press, 2009. – 232 p.; Jones, S. G. Cybersociety: Computer- mediated communication and community / S. G. Jones. – Thousand Oaks, CA: Sage, 1995. – Pp. 10-35..; Loewenstein, A. The Blogging Revolution / Antony Loewenstein. – Melbourne.; Melbourne University Publishing, 2008. – 336 p.; Markham, A. N. Internet communication as a tool for qualitative research. – URL: http://markham.internetinquiry.org/writing/silvermangalleyproofs.pdf, проверено 15.05.2015.; Markham, A. N. Metaphors Reflecting and Shaping the Reality of the Internet:Tool, Place, Way of Being. – URL: http://markham.internetinquiry.org/writing/MarkhamTPW.pdf, проверено 15.04.2015.; McLuhan, M. Understanding media: The extensions of man / M. McLuhan. – New York: New American Library. – 1964 – 204 p.; McLuhan M. The Gutenberg galaxy: The making of typographic man / M. McLuhan. – Toronto: University of Toronto Press,1962. – 354 p.; Rafaeli, S. The Electronic Bulletin Board: A Computer-driven Mass Medium / S. Rafaeli // Computers and Social Sciences. 1986. – №2. – Pp. – 123-136.

6 Бальжирова, Т. Ж. Интернет как средство социальной коммуникации в условиях формирующегося в России информационного общества: дис. ... канд. социол. наук: 22.00.04. – Улан-Удэ , 2003. – 161с.; Баранов, Н. А. Влияние коммуникативных практик на формирование новой российской политики // Сети в публичной политике. Политическая наука: Ежегодник 2014 / гл. ред. А. И. Соловьев. М.: Политическая энциклопедия, 2014. – С.178-190.; Баранов, Н. А. Делиберативная политика в условиях кризиса представительной демократии / Н. А. Баранов // Вестник СПбГУ. – Сер. 6. – 2014. – Вып.4. – С.127-133.; Баранов, Н. А. Делиберативный процесс в контексте взаимодействия личности и государства // Личность. Общество. Государство. Проблемы развития и взаимодействия. Материалы Всероссийской научно-просветительской конференции (г. Сочи (Адлер), 2-6 октября 2015 г.) / отв. ред. А. А. Зайцев. Краснодар: Традиция,2015. – С.23-29.; Вершинин, М. С. Политическая коммуникация в информационном обществе / М. С. Вершинин. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2001. – 253 с.; Иванов, Д. В. Виртуализация общества. – URL: http://www.lib.ru/POLITOLOG/ivanov_d_v.txt_with-big-pictures.html, проверено 15.03.2015.; Кулик, А. Н. «Электронное государство» – вызов для политической науки. – URL: http://open-gov.ru/2010/10/22/e-gov-polit/, проверено 18.04.2015.; Кутюгин, Д. И. Интернет как коммуникативное пространство информационного общества: дис. ... канд. социол. наук: 22.00.04. – Москва , 2009. – 171с.; Лифинцев, Д. В. Оценка связей индивида в микросоциуме на основе методов анализа социальных сетей / Д. В. Лифинцев // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. – 2013. – № 5. – С. 77-84.; Лифинцев, Д. В. Социальные сети и практика социальной работы / Д. В. Лифинцев // Идеи и идеалы. – 2011. – Т. 1. – № 3.- С. 49-62.; Любановская, Ю. О. К проблемам анализа информационных рынков регионов / Ю. О. Любановская // Вестник Воронежского государственного университета. – 2011. – № 2. – С. 196-198.; Павлютенкова, М. Ю. Электронная демократия и электронное правительство – предпосылка эффективного государства XXI века. – URL: http://old.conf.infosoc.ru/2005/thes/64.pdf, проверено: 20.05.2015.; Войнов Д.А., Павлютенкова М.Ю. Интернет-диалог как новая форма политического участия граждан. – URL: http://viperson.ru/wind.php?ID=630496&soch=1, проверено: 20.05.2015.; Панарин, И. Н. К вопросу о возможности голосования через Интернет. – URL: http://www.panarin.com/doc/22/index.html, проверено: 20.05.2015.; Песков, Д. Н. Интернет-пространство: состояние премодерна? / Д.Н. Песков // Полис. – 2003. – №5. – С. 46-55.; Суслов, Е. В. Государство и общество: информационная природа отношений: монография / Мар. гос. ун-т; Е. В .Суслов. – Йошкар-Ола, 2009. – 176 с.; Суслов, Е. В. Инструментальная роль СМИ при формировании общественного мнения в процессе становления гражданского общества : учеб. пособие / Е. В. Суслов; Йошкар­-Ола : Изд-­во Мар. гос. ун­-та, 2004. ­– 69 с.; Туронок, С. Г. Информационный терроризм: выработка стратегии противодействия / С. Г. Туронок // Общественнеы науки и современность. – 2011. - №4. – С. 131-140.; Туронок, С. Г.  Информационные системы в государственном управлении / С. Г. Туронок // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2009. – том.2. - №3. – С. 75-94.; Туронок, С. Г. Интернет и политический процесс / С. Г. Туронок // Общественные науки и современность. – 2001. - №2. – С. 51-63.

7 Almarabeh, T. A General Framework for E-Government: challenges and success / T. Almarabeh, A. AbuAli // European Journal of Scientific Research. – 2010. – Vol.39. – No.1. – Pp. 29-42.; Becker, T. L. The future of Teledemocracy / T. L. Becker, C. D. Slaton. – London: Praeger, 2000. – 230 p.; Davis, R. The Web of Politics: The Internet's Impact on the American Political System / R. Davis. – N.Y.: Oxford University Press, 1999. – 219 p.; Clift, Steven L. E-government and democracy. Representation and citizen engagement in the information age. – URL: http://www.publicus.net/articles/cliftegovdemocracy.pdf, проверено 23.05.2015.; Lenihan, Donald G. Realigning Governance: From E-Government to E-Democracy. – URL: http://kta.on.ca/pdf/cg6.pdf, проверено 21.04.2015.; Snider J. H. Why E-Democracy Failed in the United States. – URL: http://www.jhsnider.net/MyWritings/05-08-30--TheFailureOfE-Democracy.pdf, проверено 25.05.2015.; Heeks, R. E-government for development. Success and failure in e-government projects.URL: http://www.egov 4dev.org/success/evaluation/impact.shtml, проверено 21.05.2015.

8 Агамирзян, И. Р. Мировой опыт реализации концепции электронного правительства // Технологии информационного общества – Интернет и современное общество. Материалы Всероссийской объединенной конференции. Санкт-Петербург, 18-20 ноября 2002 г. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. – С. 104-108.; Вершинин, М. С. Электронная демократия: российские перспективы / М. С. Вершинин // Информационное общество. – 2002. – Вып. 1. – С. 17-18.; Василенко, В. И. Интернет в системе государственной службы / В. И. Василенко, Л. А. Василенко. – М.: Рос. акад. гос. службы, 1998. – 255 с.; Семенов, И. А. Информационный взрыв и электронный ответ России // Технологии информационного общества – Интернет и современное общество. Материалы Всероссийской объединенной конференции. Санкт-Петербург, 20-23 ноября 2001 г. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. – С. 182-186.; Соловьев, А. И. Политические коммуникации: учеб. пособие для студентов вузов / А. И. Соловьев. – М.: Аспект Пресс, 2004. – 332 с.; Чеснаков, А. А. Ресурсы Интернет и российские политические технологии: состояние и перспективы развития / А. А. Чеснаков // Вестник Московского Университета. – Серия 18. – Социология и политология. – 1999. – №4. – С. 65-69.; Юртаев, А. Н. Базовые идеи «электронного правительства» / А. Н. Юртаев // Вестник Казанского государственного технического университета им. А. Н. Туполева. – 2006. – №1. – С. 59-62.; Юртаев А. Н. Инновационные технологии в государственном управлении / А. Н. Юртаев. – Казань: Казанский государственный университет им. В. И. Ульянова-Ленина, 2009. – 186 с.; Юртаев А. Н. Электронное правительство: концептуальные подходы к построению / А. Н. Юртаев. – Казань: Казанский государственный университет им. В. И. Ульянова-Ленина, 2006. – 184 с. Юртаев, А. Н. Основные принципы построения архитектуры «электронного правительства» на региональном уровне / А. Н. Юртаев // Вестник Казанского технологического университета. – 2008. – № 3. – С. 220-229.; Юртаев, А. Н. Создание «электронного правительства» на региональном уровне как комплексная управленческая инновация / А. Н. Юртаев // Вестник Московского Университета. – Серия 21. – Управление (государство и общество). – 2009. – № 3.– С. 33-45.; Юртаев, А. Н. Электронное правительство как фактор инновационного развития парадигмы государственного управления / А. Н. Юртаев // Вестник Казанского технологического университета. – 2008. – № 4. – С. 246-251.

 
След. »


Последние обновления
Киберполитические анекдоты
На пресс-конференции Лигачева спрашивают:
- Вы главный специалист в Политбюро ЦК КПСС по сельскому хозяйству. Скажите, пожалуйста, по каким причинам до сих пор в стране не выполнена Продовольственная Программа?
- По биологическим.
- Как это - по биологическим?
- Дело в том, что в СССР скотина, в отличие от людей, в неволе не размножается.
 

Content © 2007-2015 Киберполитика - политика в информационном обществе

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования